= Слово Текст Язык = Прикладная лингвистика = Сервис = Карта сайта < Прикладная лингвистика < Интертекст, его значимость для коммуниканта и языковой общности < Русская ментальность и текст в терминах самоорганизации < Конференции = Интертекст, его значимость для коммуниканта и языковой общности = Понятие интертекста. Теория интер­текстуальности = Функции интертекста = Подходы к изучению интертекста = Механизмы интер­текстуальности = Типы интер­текстуальных отношений = Интертекст и тропы = Интер­текстуальность и массовая коммуникация = Список используемых источников

Интертекст, его значимость для коммуниканта и языковой общности - Прикладная лингвистика - Слово Текст Язык

Механизмы интер­текстуальности

Восстановление интертекстуальных отношений в новом тексте происходит на основании "памяти слова": референциальной, комбинаторной, звуковой и ритмико-синтаксической. Если комбинаторная память слова - это зафиксированная сочетаемость для данного слова как в общем, так и индивидуальном поэтическом языке, то референциальная память слова вызывает к порогу сознания круги значений и ассоциаций из прежних контекстов, создавая этим дополнительные приращения смысла в создаваемом заново тексте. Референциальная память слова как бы вбирает в себя смысл предыдущих и последующих слов, расширяя этим рамки значения данного слова. Именно потому, что в референциальную память слова уже вложена его комбинаторная память, происходит расшифровка метафор-загадок и более сложных иносказаний. Так, в строках из текста Л.Губанова На смерть Бориса Пастернака: Ты сел за весла переводчика, / благоволил к Вам пьяный Фауст /но разве этих переводчиков/ у нас в России не осталось? референциальная и комбинаторная память строит проекции к заглавию стихотворения Сложа весла (книга Сестра моя - жизнь), а также к многочисленным переводам Пастернака, в том числе и Фауста. Пьяным же у Пастернака оказывается Шекспир из одноименного стихотворения, разговаривающий вслух со своим сонетом. Таким образом, иносказание проходит путь "дешифровки", в результате которой восстанавливается пропозиция: "Пастернак - переводчик Фауста и произведений Шекспира, - "сложа весла" своей поэзии, занялся переводами других, не изменяя своему поэтическому стилю".


Так в поэтических текстах разрешается "цепь уравнений в образах, попарно связывающих очередное неизвестное с известным" (Б.Пастернак), и это разрешение одновременно происходит и на фоническом уровне, когда вступают в действие звуковая и ритмико-синтаксическая память слова. Под звуковой памятью слова понимается его способность вызывать в памяти близкозвучные слова, принадлежащие другим текстам, либо собирать слова из звуков данного текста, строя отношения с другими текстами на основании так называемой паронимической аттракции Так, например, в тексте Мандельштама Помнишь, в греческом доме: любимая всеми жена - / Не Елена - другая - как долго она вышивала? / Золотое руно, где же ты, золотое руно? / Всю дорогу шумели морские тяжелые волны, / И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно, / Одиссей возвратился, пространством и временем полный на переразложении и взаимном наложении ситуаций различных древнегреческих мифов рождается анаграммированный неназываемый интертекстуальный субъект - Пенелопа, который складывается, как в "вышивании", из пересечений звукового состава слов: Помнишь - Не Елена - полотно - полный.


Ритмико-синтаксическая память слов, в первую очередь, включает в себя "память рифмы", что связывает ее с комбинаторной и звуковой памятью слов (ср. у А.Вознесенского рифму, отсылающую к стихотворению Зимняя ночь Пастернака: В нынешнем августе крестообразно / встанут планеты в ряд. / Простишь, когда сами рабы соблазна / Апокалипсис сотворят?), а во вторую очередь - устойчивые ритмико-синтаксические формулы, созданные на основе звуковых, синтаксических, ритмических и метрических соответствий. Ритмико-синтаксическая память слова коррелирует с понятиями ритмико-синтаксического клише и "семантического ореола метра" К.Тарановского и М.Л.Гаспарова, однако включает в себя память не только о ритмико-синтаксических, но и ритмико-семантических и морфологических построениях в поэтическом языке. Например, многие строки А.Ахматовой (И чем могла б тебе помочь? / От счастья я не исцеляю; В кругу кровавом день и ночь / <...> / Никто нам не хотел помочь и др.) перекликаются по структуре и восстанавливают в памяти строки А.Блока (О, я не мог тебе помочь! / Я пел мой стих... / И снова сон, и снова ночь; Над мировою чепухою; / Над всем, чему нельзя помочь / Звонят над шубкой меховою, / В которой ты была в ту ночь).





Английский в сетях русского: интерференция в компьютерном жаргоне | Рассказывание анекдота как русский лингвоспецифичный речевой жанр | Проблемные поля синергетики | Социальное и профессиональное в речи "новых русских" | Наименования женщин по профессии в современном немецком языке | Карта сайта | Русский язык как средство международного общения | К вопросу о принципах развития системы смысла | Концепция народа и ее составляющие | Слово и дело | Топологическая модель системы смысла | Язык русского фольклора: опыт интерпретации | Интертекст и тропы | Жанр извинения в русской речи | Женская Учительская школа Максимовича - | Участницы(ки) Тверской конференции | Синтаксис и политика: о неполных и эллиптических предложениях





0.027 секунд RW2