Пишем тексты для сайтов
Получать новости:
От кого: 
Тема: 


= Слово Текст Язык = Прикладная лингвистика = Сервис = Карта сайта < Прикладная лингвистика < Интертекст, его значимость для коммуниканта и языковой общности < Русская ментальность и текст в терминах самоорганизации < Конференции = Интертекст, его значимость для коммуниканта и языковой общности = Понятие интертекста. Теория интер­текстуальности = Функции интертекста = Подходы к изучению интертекста = Механизмы интер­текстуальности = Типы интер­текстуальных отношений = Интертекст и тропы = Интер­текстуальность и массовая коммуникация = Список используемых источников

Интертекст, его значимость для коммуниканта и языковой общности - Прикладная лингвистика - Слово Текст Язык

Интер­текстуальность и массовая коммуникация

Те факторы распространения интертекстуальности, о которых было сказано в начале статьи, по-своему преломились в семиотическом пространстве России 1990-х годов, приведя к взрыву интертекстуальности в сфере массовой коммуникации и, прежде всего, в текстах СМИ. Интертекстуальные ссылки, зачастую весьма фривольного характера, стали распространенным приемом построения заголовков газетных и журнальных статей в довольно широком круге изданий, прежде всего тех, которые - при немалых идеологических различиях - подчеркивают свой разрыв с традициями советской журналистики.


Оглавление такого, например, журнала, как "Итоги", зачастую чуть не на две трети состоит из заголовков, содержащих интертекстуальные отсылки. Так, в № 3 (241) от 23 января 2001 подряд следуют статьи, носящие названия Все едино (ср. Все едино, что жить, что помирать и ряд других известных высказываний, построенных в соответствии с той же формулой); Кому инвестор, а кому олигарх (Кому война, а кому мать родна и др.); Новые игры доброй воли (о предложении Т.Тёрнера приобрести акции НТВ - реминисценция его давешней инициативы с Играми доброй воли в период взаимного бойкота Олимпиад со стороны США и СССР с их союзниками в годы "второй холодной войны"); Глобальная деревня (об обсуждении проблем глобализации в Давосе; использован и иронически переосмыслен - "деревня" здесь не весь мир, а Давос - термин М.Маклюэна); Конец курортного романа (о России в Давосе, выражение курортный роман - широко распространенное определение как определенного жизненного сценария, так и литературно-кинематографического поджанра); Русские в Альпах (ссылка на распространенную формулу, ср. итальянец в Нью-Иорке и др., а также русские в Париже); Кабила убит, да здравствует Кабила! (Король умер, да здравствует король!); Бертосса жалит последним (Хорошо смеется тот, кто смеется последним, плюс обыгрывание сходства слова оса с фамилией прокурора кантона Женева); Ойл, да не вечер (Ой, да не вечер, да не вечер...; естественно, о нефтяных проблемах). После двух материалов, заголовки которых как будто не содержат откровенных интертекстуальных ссылок, следуют, снова подряд, статьи Осторожно, животные! (хорошо известная формула, ср. Осторожно, мины! и др.); Французский связной (о культурной акции французской ассоциации, направленной на продвижение в Европе французского кино в противовес американскому, в заголовке при этом не без ехидства использовано название известного именно американского фильма); Концерт для монитора с оркестром (источник очевиден); Жертвоприношение (об издании переписки С.Довлатова с И.Ефимовым, заголовок неизбежно воспринимается как ссылка на название фильма А.Тарковского, а также и реминисценция темы эмиграции в русской культуре). Этим исчерпываются все крупные материалы номера, а кроме них имеются еще мелкие заметки, среди названия которых - две прямые закавыченные цитаты "Что за фамилия чертова?" и "Грешный мой язык...", а также "Мусульманам подложили свинью", "Чисть-до-дыр", "Бонд есть Бонд", "Была картошечка простая, а стала дорогая", "Получил по заслугам", "От нас уехал ревизор" и "Почувствуйте разницу"; причем данный номер журнала ни в коей мере не представляет собой какого-то исключения.


Представляется очевидным, что такой взрыв интертекстуальности в публицистике связан с реализацией всех тех функций, о которых было сказано в начале статьи: это и форма заявления своей позиции (культурной, социальной, политической, эстетической), и средство нацелить издание на определенную аудиторию, способную все эти ссылки распознать, и легкое развлечение для этой аудитории, и вполне серьезные - особенно в условиях той уникальной роли, которую играли СМИ до конца 1900-х годов, - усилия по дискредитации традиционных ценностей (интертекстуальные ссылки в публицистике часто носят снижающий характер, отсылая к ироническим поговоркам, плутовским романам и т.п.) и утверждению ценностей альтернативных, к числу которых относятся умение играть с формой текста и почти тотальная (хотя и с некоторыми исключениями) ирония.


Не остались в стороне от этого "интертекстуального взрыва" и другие жанры словесного творчества и виды искусств. Например, своего рода аналогом Тарантино в кино в российской бардовской песне стал Тимур Шаов, число вербальных и невербальных интертекстуальных ссылок в песнях которого порой исчисляются десятками, ср., например, отрывок из его Ночного свистуна:


Трубу прорвало, из подвала пахнет гнилью.


Свистит влюбленный третий час подряд.


В такую ночь, чтоб сказку сделать былью,


Был Зимний на гоп-стоп братвою взят.


[Цитата из знаменитой песни 1930-х годов, плюс ироническая реминисценция исторического события, плюс ссылка на хит А.Розенбаума 1980-х годов и весь "одесский текст" советской литературы, а также на современное увлечение терминологией криминалитета]


Жужжит в стакане пьяненькая муха,


[возможно, отсылка к Преступлению и наказанию и монологу Мармеладова]


Я соль рассыпал - значит, быть беде.


[ссылка на примету]


В такую ночь Ван Гог отрезал ухо


И Грозный треснул сына по балде.


[реминисценция "популярных историй", представленных в кино и на картине И.Е.Репина]


Пошла муха на базар


И купила самовар.


Заходите, черти,


Я вас пивом угощу.


[сперва прямая, а потом видоизмененная цитата из Мухи-цокотухи К.Чуковского, исполняемая на музыку Э.Грига - В пещере горного короля]


Черт заглянет на часок,


Он ни низок, ни высок.


[вслед за Чуковским - цитата из Теремка С.Маршака]


Здравствуй, паранойя,


Я - твой тонкий колосок...


[Иронически травестированная цитата из песни Русское поле, сопровождаемая соответствующей трансформацией мелодии].


Еще одной семиотической сферой, в которой достаточно часто используются интертекстуальные ссылки, является реклама. В силу мультимедиального характера большинства ее видов (текст, звук, включая узнаваемые голоса, изображение, музыка, в случае телевизионной рекламы - жанровые характеристики), в ней бывают представлены самые разнообразные виды интертекстуальных ссылок - от прямых цитат до порою довольно тонких аллюзий. Здесь мы тоже видим тот же набор основных функций интертекста, трансформированных с учетом специальных функций, выполняемых в обществе рекламой вообще и прежде всего центральным ее типом - рекламой коммерческой. Опознавательная функция интертекстуальности преобразуется в рекламе в инструмент точного нацеливания рекламных сообщений на конкретную целевую аудиторию, поэтическая - в способ смягчить априори негативное отношение к рекламе, референтивная - в средство формирования имиджа товара, услуги или (в случае корпоративной рекламы) фирмы. Так, например, цитаты из текстов российских рок-музыкантов в серийной рекламе "Нашего радио", с одной стороны, сообщают о том, что данные рекламные сообщения рассчитаны на тех, кто в состянии опознать эти цитаты, и в то же время информируют о специфике содержания программ данной FM-станции, тогда как оригинальный (порой фривольный) изобразительный ряд, который иллюстрирует эти тексты и в этом плане также является интертекстуальным, призван развлечь аудиторию. В одной из реклам "Нашего радио" изобразительный ряд представляет собой к тому же интертекстуальную ссылку к формальным особенностям древнеегипетской живописи (смешного вида милиционер поставлен в характерную позу, в которой было принято изображать фараонов в Древнем Египте, а его жезл удлинен до фараонского и только что не загнут; текст же "Правда всегда одна" - это сказал фараон взят из композиции Тутанхамон группы "Наутилус Помпилиус"; очевидно, что его интерпретация предполагает осознание специфических связей понятия правды с образом сотрудника ГИБДД/ ДПС).


В современную компьютерную эпоху актуальной оказывается также проблема соотношения понятий "интертекст" и "гипертекст". По мнению Дж.П.Ландоу, постструктуралистские определения идеального текста - "Всякий текст есть между-текст по отношению к другому тексту" (Р.Барт) и "Для познающего субъекта интертекстуальность - это понятие, которое будет признаком того способа, каким текст прочитывает историю и вписывается в нее" (Ю.Кристева) - как бы предрекли появление самого понятия "гипертекст". Неудивительно поэтому, что термин "гипертекст" появился почти одновременно с термином "интертекстуальность", введенным Ю.Кристевой. Как понятие он был терминологизирован Т.Нельсоном и Д.Энгельгардтом в 1967. Под "гипертекстом" стали понимать текст, фрагменты которого снабжены определенной системой выявленных связей с другими текстами и предлагают читателю различные "пути" прочтения. Таким образом, каждый текст оказывается включенным во всю систему созданных до него или параллельно с ним текстов, приобретает визуальное многомерное представление и становится "мультисеквенциальным", т.е. читается в любой последовательности. Более того, новый текст и исходные, к которым даны отсылки, могут одновременно сосуществовать на экране компьютера. Понятно, что такое представление текста уже самой своей структурой обеспечивает его "децентрацию", и поэтому совершенно естественно, что ориентация на "гипертекстуальное сознание" порождает тексты, созданные по типу словарей, энциклопедий или строение которых можно обозначить как "На Ваше усмотрение" (ср. заглавие романа Р.Федермана) или Сад расходящихся тропок (ср. название рассказа Х.-Л.Борхеса). Такая композиция текста в какой-то мере приравнивает на уровне интерпретации писателя и читателя, поскольку выбор и смена фокуса и пути чтения текста зависят по преимуществу от "потребителя" информации.


В этом смысле интертекстуальность и гипертекстуальность имеют разную направленность, на что, в частности, обращал внимание М.Риффатерр. Заданная в тексте авторская интертекстуальность - т.е. структурированная сеть ограничений, наложенных текстом на восприятие читателя, - находится в противоречии с аморфной сетью свободных ассоциаций, которую позволяет гипертекстуализация.






Лексикостилистические процессы в языке литературы пореформенной России | Стилистическая система русского языка - 2 | Некоторые проблемы преподавания истории с позиции гендерного подхода | Референция предложения | Участницы(ки) Тверской конференции | Интертекст, его значимость для коммуниканта и языковой общности | Литература. Научные работы | Методические проблемы включения гендерной проблематики | Жанр извинения в русской речи | Особенности формирования лексики русского компьютерного жаргона | Русская ментальность и текст в терминах самоорганизации | Образ современного русского телезрителя по данным обращенных к нему текстов | Концептуальные основы учения о самоорганизации | Что такое разговорный диалог? | Русский язык и Московский университет | Современное русское просторечие как динамическая система | Гендерные исследования как парадигма научного сообщества





0.029 секунд RW2