Пишем тексты для сайтов
Получать новости:
От кого: 
Тема: 


= Слово Текст Язык = Прикладная лингвистика = Сервис = Карта сайта < Прикладная лингвистика < Интертекст, его значимость для коммуниканта и языковой общности < Русская ментальность и текст в терминах самоорганизации < Конференции = Конференции = Стилистическая система русского языка - 1 = Стилистическая система русского языка - 2 = Стилистическая система русского языка - 3 = Гендерные методы в преподавании < Гендерные методы в преподавании < Программа конференции < Участницы(ки) Тверской конференции < Тезисы выступлений - 1 < Тезисы выступлений - 2 < Тезисы выступлений - 3 < Приложения = Тезисы выступлений - 3 = Наименования женщин по профессии в современном немецком языке = "Женственность" текстов немецкоязычной экспериментальной поэзии = Гендерный подход в преподавании курса "История России" = Гендерный подход к изучению истории российской многопартийности = Проблемы становления и развития женского движения в Германии в XIX в.

Тезисы выступлений - 3 - Гендерные методы в преподавании - Конференции - Прикладная лингвистика - Слово Текст Язык

Наименования женщин по профессии в современном немецком языке

как объект феминистской языковой критики


Марина Федотова


Тверской государственный университет


Развитие языка теснейшим образом связано с эволюционными процессами в обществе. Проблемы взаимоотношения языковых и социальных структур неотделимы от антропоцентрической парадигмы в лингвистике, изучающей язык в тесной связи с человеком, его сознанием, духовно-практической деятельностью. В современном языке "профессиональная деятельность" является одним из наиболее значимых параметров, характеризующих человека в его отношениях к реальному миру. Ввиду многообразия и изменчивости отношений, в которые вступает человек в процессе своей социальной и производственной деятельности, антропонимический инвентарь языка пополняется особенно интенсивно. Происходящие под воздействием научно-технической революции коренные изменения в сфере труда (изменение профессиональных приоритетов, возросшая потребность в высококвалифицированных специалистах, появление новых сфер деятельности), послужили мощным социальным импульсом к возникновению большого количества новых наименований лиц по профессии, ставших индикаторами научно-технического и экономического прогресса. Отразились в номинативной системе немецкого языка и существенные перемены, происходящие в общественном и профессиональном положении женщин в немецко-говорящих странах во второй половине ХХ века.


Существенные сдвиги в социальном статусе женщин и их утверждение в таких "мужских" сферах профессиональной деятельности, как бизнес, армейская, таможенная, пожарная служба и политическая деятельность потребовали адекватного отражения женской профессиональной деятельности в языке посредством создания соответствующих наименований. Репрезентируя стремительные сдвиги в сфере женской профессиональной деятельности, новые наименования женщин по профессии явились, таким образом, отражением социального на уровне языковых структур. С другой стороны, сами новые наименования женщин по профессии выполняют важную социальную функцию, т.к. способны воздействовать непосредственно на сознание людей, внушить потенциальную возможность нетрадиционных профессиональных занятий для женщин, разрушить устаревшие стереотипы, преодолеть предубеждения и страхи. Таким образом, изменение в сфере языка, а именно формирование новых принципов отражения языкового понятия "женская профессиональная деятельность", стимулировало процесс переориентации общественного мнения на равенство профессиональных шансов представителей обоих полов.


Происходящие в современном немецком языке существенные сдвиги в группе наименований женщин по профессии способствовали развитию гендерных исследований. Последние проводились преимущественно в рамках феминистской лингвистики (далее ФЛ) - общественно-языкового течения, которое в 70-90-е гг. занимает видное место в лингвистическом мире всех немецко-говорящих стран (кроме бывшей ГДР) . Среди наиболее ярких представительниц ФЛ следует назвать Зенту Трёмель-Плётц, Ингрид Гюнтеродт, Марлис Хеллингер, Луизу Ф.Пуш.


В центре внимания ФЛ находится комплекс вопросов, направленных на изучение взаимосвязи таких понятий, как "язык" и "пол". Полагая, что дискриминация женщин в общественной жизни находит отражение на уровне языка, представители феминистски мотивированной лингвистики стремятся досконально изучить систему языка с целью идентификации и последующего устранения фактов лингвистического "сексизма", т.е. дискриминации женщин в языке или посредством языка . Примечательно, что основным объектом их критики стала группа наименований лиц женского пола и, прежде всего, наименований женщин по профессиональному признаку. В результате многочисленных гендерных исследований было выявлено неудовлетворительное с точки зрения морально-этической и эстетической нормы состояние данного участка номинативной системы языка.


По мнению представителей феминистской языковой критики женщин лингвистический "сексизм" в группе наименований профессий имеет место в тех случаях, когда игнорируются женщины и их достижения; подчеркивается зависимое или подчиненное положение женщины по отношению к мужчине; женщина показана в типично "женских" социальных ролях, ср. Hans Mьller ist Generaldirektor, seine Frau ist Kindergдrtnerin, и, наконец, формируется представление о социальной "ущербности" женщины, например, в плане отсутствия брака, ср. Tippfrдulein .


В соответствии с перечисленными проявлениями "сексизма" в языке представителями ФЛ были разработаны предложения по изменению языковых стереотипов в группе наименований женщин по профессии. Особого внимания в этой связи заслуживает серия публикаций, которые начиная с 1980 г. регулярно стали появляться на страницах ведущих лингвистических журналов и информационных изданий правительственных органов. Публикации данного направления являлись рекомендациями, практическими руководствами по преодолению "сексизма" в языке и были составлены авторскими коллективами по американскому образцу применительно к особенностям немецкого языка . Даже беглый обзор публикаций данного направления позволяет сделать некоторые выводы: многократное обращение к одной и той же теме за столь короткий период времени может свидетельствовать, с одной стороны, о необычайной актуальности проблемы "сексизма" в языке по отношению к женщине в 70-90 гг., с другой стороны, о том, что решение данной проблемы сопряжено с большими трудностями из-за глубоко укоренившихся в массовом сознании стереотипных образцов словоупотребления. Интересно отметить, что перечисленные работы представляют собой своеобразный комплекс не только по тематике проводимых исследований, но также по форме и содержанию. Все они четко структурированы по принципу "постановка диагноза - назначение терапевтических мер", т.е. выявление на первом этапе анализа участков в системе языка, которые характеризуют данный язык как "сексистский" и последующий поиск возможностей устранения дискриминации языковыми средствами.


Говоря о роли феминистской языковой критики в процессе становления современной системы наименований женщин по профессии, следует отметить, что многие критические замечания и требования ФЛ были признаны правомерными и претворены в практику.


Так, серьезной критике со стороны феминистски настроенных лингвистов подверглось традиционное употребление нейтрального, обобщенного мужского рода при именовании женщин по признаку профессии. В результате многочисленных эмпирических опытов, тестов и лингвистических исследований было доказано, что в большинстве случаев "нейтральность" имен мужского рода является лишь мифом, своего рода "виртуальной реальностью", и в соответствующих контекстах женщина гораздо реже, чем мужчина может идентифицировать себя с наименованиями в форме мужского рода . Было отмечено также, что подобные "нейтральные" имена мужского рода до недавнего времени заполняли правовой и административный язык ФРГ, Австрии и Швейцарии и зачастую являлись препятствием для появления специальных наименований лиц женского пола. Проблема не существовала лишь при обозначении типично "женских" профессий, находящихся на низших ступенях профессиональной лестницы, ср. Putzfrau (уборщица), Arzthelferin (фельдшерица). Таким образом, развернутая в рамках ФЛ дискуссия была перенесена в сферу идеологии и нашла отклик в широких кругах общественности, приобретя большое количество сторонников и противников .


Предложение использовать в качестве альтернативы сплиттинг (das Splitting - метод "расщепления", представляющий формы мужского и женского рода раздельно в соответствии с принципом симметрии в языке мужских и женских наименований ) поддержали представители институтов по выработке языковой нормы. Принятие целого ряда законодательных актов, поддерживающих и пропагандирующих введение и употребление специализированных наименований для женщин привело к перелому в правовом языке немецкоязычных стран: В соответствии с требованием о соблюдении равноправия полов и на уровне языковых структур принцип сплиттинга положен в основу официальных документов, перечней профессий, объявлений о найме, ср.: Das Franziskus Hospital Harderberg sucht eine/n medizinisch-technische/n Radiologieassistenten/in.


К разряду "сексистских" наименований женских профессий, рекомендуемых для замены, были отнесены фактически все наименования с компонентами -mдdchen, -jungfer, -mamsell, -frдulein, -tochter. В связи c изменением социально-культурных конвенций дополнительная информация о возрасте и семейном положении трудящейся женщины, отраженная в перечисленных наименованиях, признается сегодня некорректной и допустима только в обиходно-разговорном стиле.


Возникшая в результате критического пересмотра существующих наименований потребность в создании большого количества новых наименований реализовалась главным образом за счет активного мовирования имеющихся обозначений профессий, т.е. образования имен женского рода от соответствующих наименований в форме мужского рода при помощи суффикса феминизации -in (и компонента -frau как его альтернативы). Исследование показало, что именно мовирование остается на протяжении последних 30 лет центральным инновационным процессом в группе женских номинаций, ср.: Korrespondent > Korrespondentin.


Признание положительной, "направляющей" роли ФЛ в становлении современной системы наименований лиц женского пола по профессии, не исключает, однако, критического отношения как к отдельным феминистским предложениям, так и ко всей концепции в целом. Об отсутствии однозначной оценки данного феномена свидетельствует ведущаяся в течение почти двух десятилетий дискуссия между сторонниками ФЛ и представителями традиционной, или нормативной, лингвистики.


Интерес в этой связи представляют также данные социолингвистического эксперимента, проведенного автором в университете г. Бохум (ФРГ) с целью выявления новейших тенденций в развитии группы наименований женщин по профессиональному признаку и отношения рядовых носителей языка к нововведениям и альтернативным предложениям сторонников ФЛ.


Так, довольно скептическое отношение со стороны нормативной лингвистики вызывают, например, требования ФЛ, явно затрудняющие понимание текстов, например, скопление "сплиттинговых" форм в предложениях типа: Der Ministerprдsident oder die Ministerprдsidentin ernennt seinen Stellvertreter bzw. seine Stellvertreterin bzw. sie ihren Stellvertreter bzw. ihre Stellvertreterin. Чтобы выяснить, как воспринимаются подобные конструкции рядовыми носителями языка, мы включили это предложение в тест: 60% опрошенных сочли метод раздельного представления форм мужского и женского рода корректным, хотя и довольно громоздким, 40% информантов высказались против.


Отрицательную оценку получили также предложения феминистской лингвистики, нарушающие орфографические (например, написание заглавного "I" в суффиксе -in (das Binnen-I) или грамматические законы языка, (например, предложение Л.Ф.Пуш ликвидировать суффикс -in в женских наименованиях, ср. Sie ist Student ). В последние годы заглавное "I" внутри слова активно распространяется левой прессой, студенческими листовками и попало также в серьезные научные труды. Практика применения заглавного "I" в официальном языке до сих пор остается предметом дискуссий и импульсом для принятия постановлений, запрещающих данный способ написания.


Мы попросили тестируемых высказать свое отношение к данной проблеме. Результаты опроса показали, что большинство информантов (75%) оценивают употребление заглавного "I" как насилие над языком, существенно усложняющее восприятие текста. Представляется интересным также тот факт, что в ходе тестирования женщины проявили бульшую готовность к экспериментированию, а также склонность к более частому использованию мовированных форм наименований с -in и -frau, чем информанты мужского пола (75%-65%).


Критике со стороны нормативной лингвистики подвергаются, как правило, наиболее радикальные предложения ФЛ, такие как "тотальная феминизация", например, употребление Л.Ф.Пуш наименования "Studentinnen" в значении "mдnnliche und weibliche Studierende" ; форсирование феминизации в тех случаях, когда образование формы женского рода по каким-либо причинам невозможно или нежелательно, например, употребление феминизированной версии имени "общего" рода der Star в предложении: Madonna war die Starin des Abends . Причина неприемлемости подобных предложений заключается, на наш взгляд, в смешении понятий "род грамматический" (Genus) и "род биологический" (Sexus), а также нарушении семантических законов языка.


Справедливыми в этом смысле представляются критические замечания Э.Оксаар относительно избранной стратегии и конечной цели борьбы за равноправие полов, которая ведется представительницами ФЛ на уровне языка: "…Какую пользу принесет женщинам даже самый красивый суффикс, если их положение существенно не изменится?" .


Принимая распространенный в современной лингвистике тезис о более медленных темпах языковых изменений по сравнению с изменениями социальными, в группе наименований женщин по профессии мы наблюдаем редкий пример противоположной корреляции: кодификация специализированных наименований для женщин и экспликация обеих форм мужского и женского рода посредством сплиттинга в официальных документах и рекламных проспектах работодателей создают впечатление "неразделенного" по признаку пола рынка труда, тогда как в реальной действительности признак пола все еще играет значительную роль в разделении труда, чаще всего не в пользу женщин.


Вместе с тем, в системе языка все еще имеют место факты статусного "неравноправия", когда мужское наименование обнаруживает более престижные социальные коннотации, чем соотносительное женское имя, например. Entbindungspfleger - Hebamme (акушер - акушерка), Erzieher - Kindergдrtnerin (воспитатель - воспитательница детского сада), а следовательно, проблема "сексизма" по отношению к женщине в немецком языке актуальна по сей день.


Таким образом, в 70-90-е гг. в общенемецком языковом ареале приходят в движение механизмы изменения узуса в группе наименований лиц женского пола по профессии. Под воздействием комплекса социально-исторических преобразований во внеязыковой действительности, основными из которых являются реальные сдвиги в социальном статусе женщины, формируются новые принципы языкового отражения женской профессиональной деятельности. В ФРГ, Австрии и Швейцарии идейными вдохновителями процесса "обновления" группы наименований женщин по профессиональному признаку стали приверженцы феминистской языковой критики. Именно они сфокусировали внимание общественности на языковом феномене "женская трудовая деятельность" и инициировали языковое изменение в данной группе номинаций. Критическое отношение представителей традиционной лингвистики и рядовых носителей языка к некоторым наиболее радикальным предложениям ФЛ не умаляет практической и теоретической ценности исследований, проводимых в рамках ФЛ и оказавших значительное влияние на процесс формирования группы наименований лиц женского пола по профессии.


Примечание


Schoenthal G Personenbezeichnungen im Deutschen als Gegenstand feministischer Sprachkritik // Zeitschrift fьr germanistische Linguistik.- Berlin, 1989.- Heft 17.- S.296-297; Kirilina A. Feministische Linguistik // Das Wort. Germanistisches Jahrbuch 1997. S. 87-95.


Metzler Lexikon Sprache / Hrsg. von H.Glьck. Stuttgart: Weimar, 1993.


Guentherodt I. u.a. Richtlinien zur Vermeidung sexistischen Sprachgebrauchs // Linguistische Berichte 69. 1980. S.15-21.


Wodak R. u.a. Sprachliche Gleichbehandlung von Frauen und Mдnnern / Schriftenreihe zur sozialen und beruflichen Stellung der Frau. 1987, № 16; Hдberlin S., Schmid R.,Wyss E.L. Ьbung macht die Meisterin: Ratschlдge fьr einen nichtsexistischen Sprachgebrauch. Mьnchen, 1992; Mьller S., Fuchs K. Handbuch zur nichtsexistischen Sprachverwendung in oeffentlichen Texten. Frankfurt/M., 1993.


Hellinger M. Kontrastive feministische Linguistik. Ismaning,1990. S.37.


См., например: Nabring K Sprachliche Varietдten. Tьbingen, 1981. S. 119.


Hellinger M., Bierbach C. Eine Sprache fьr beide Geschlechter. Bonn, 1993. S.9.


Bickes H., Brunner M. Muttersprache frauenlos? Wiesbaden, 1992. S.15.


Pusch L F. Alle Menschen werden Schwestern. Frankfurt/Main, 1990. S.92-99.


Hдberlin S. Op.cit. S.20.


Oksaar E. Sprache und Gesellschaft. Dьsseldorf, 1992. S.23.






Наименования женщин по профессии в современном немецком языке | Национальная идентичность в аспекте отношений метрополии и диаспоры | Особенности формирования лексики русского компьютерного жаргона | Проблема нормы в современной устной научной речи | Экспрессивные формы обращения в аспекте русской разговорной речи | Приложения | Стилистическая система русского языка - 1 | Народно-литературные афоризмы как особый жанр современной русской речи | Сервис | Методические проблемы включения гендерной проблематики | Конференции | Женские и гендерные исследования в США | Типы интер­текстуальных отношений | Женская Учительская школа Максимовича - | Лексикостилистические процессы в языке литературы пореформенной России | Система смысла как междисциплинарный объект | Можно ли говорить о мемуарном жанре?





0.036 секунд RW2