Пишем тексты для сайтов
Получать новости:
От кого: 
Тема: 


= Слово Текст Язык = Прикладная лингвистика = Сервис = Карта сайта < Прикладная лингвистика < Интертекст, его значимость для коммуниканта и языковой общности < Русская ментальность и текст в терминах самоорганизации < Конференции = Конференции = Стилистическая система русского языка - 1 = Стилистическая система русского языка - 2 = Стилистическая система русского языка - 3 = Гендерные методы в преподавании < Стилистическая система русского языка - 2 < О языке прессы в переломные времена < Слово и дело < Лексикостилистические процессы в языке литературы пореформенной России < Тенденции развития средств современной русской публицистики < Русский язык как средство международного общения < Естественная письменная русская речь: проблемы изучения < Образ современного русского телезрителя по данным обращенных к нему текстов < О риторической структуре текстов малого жанра < Можно ли говорить о мемуарном жанре? < Социальное и профессиональное в речи "новых русских" < Синтаксис и политика: о неполных и эллиптических предложениях < Телеинтервью в дискурсе экзистенциальных ценностей

Стилистическая система русского языка - 2 - Конференции - Прикладная лингвистика - Слово Текст Язык

Можно ли говорить о мемуарном жанре?

Т. Е. Милевская


Санкт- Петербургский государственный университет


Summary. The author demonstrated specificity of subjective and temporary organization of memoirs as genre.


Чрезвычайно разнообразные подходы к определению понятия "жанр" как литературоведов, так и лингвистов оставляет проблему открытой и стимулирует исследователей к поиску новых путей в этом направлении.


Парадоксально, что жанр мемуаров при всей его огромной истории, так же как жанры дневника, автобиографии и других примеров фактуального повествования, оказывается в сфере действия "флюидности жанрового понятия" (А. Злотар).


Становится очевидной недостаточность опоры лишь на "жанровые ожидания" (Л. В. Черняк), необходимы поиски более определенных характеризующих признаков мемуарного повествования, которые, на наш взгляд, следует искать в отношениях повествования к повествующему субъекту и к излагаемой истории.


Этот подход выявляет специфические особенности субъектной сферы и временной организации мемуарного текста.


Произведения мемуарного жанра характеризуются ярко выраженной субъектностью, проявляющейся в многоканальном проникновении автора мемуаров в текст, где он является: реальным лицом, повествующим о своем реальном прошлом, т. е. субъектом передачи информации; повествователем, продуцирующим и организующим повествование, т. е. субъектом речи, а также героемперсонажем повествования. Субъектность текста детерминирует и его субъективность, так как автор отбирает события, подает их, комментирует и оценивает со своей точки зрения, т. е. в разные моменты и с разных позиций выступает как субъект оценки.


Существование автора мемуаров в нескольких ипостасях позволяет говорить об автокоммуникации (в понимании Ю. М. Лотмана) как об органичном явлении мемуарных произведений, где авторповествователь и авторкомментатор, представляющие реального автора в разных временных слоях, вступают в диалогические отношения.


Мемуары - это произведения, главной темой которых является время, но не время в его течении и последовательности, а "чистое время", по выражению М. Пруста. Для мемуаров и мемуариста актуально рассуждение Д. Фрэнка о Прусте: "чтобы почувствовать движение времени, необходимо подняться над ним и охватить прошлое и будущее в единый миг, который он [Пруст] назвал "чистым временем". Но "чистое время", очевидно, уже совсем не время как таковое, оно адекватно процессу восприятия в определенный момент времени, иначе говоря, оно - пространство".


Это наблюдение чрезвычайно важно для мемуаров, так как мемуарист наблюдает свое прошлое и фиксирует свои наблюдения в виде текста. Сам текст мемуаров и является реализацией этого пространственноподобного времени. В лингвистических терминах можно говорить о типичном для произведений этого жанра перцептуальном времени, то есть времени, относящемся к сфере восприятия реальной действительности отдельным человеком. Главными отличиями перцептуального времени от реального являются многомерность, обратимость и разнонаправленность. Именно эти характеристики и детерминируют особенности временного порядка в мемуарном тексте.


Одним из текстовых средств реализации этого типа времени являются анахронии, т. е. вербализованные нарушения соотношения порядка реального течения событий и порядка повествования о них. В мемуарах они чаще всего связаны с изменением ипостаси автора. Как правило, авторкомментатор нарушает временной порядок, а авторповествователь, регламентирующий текстовое время, корректирует эти нарушения. В этом случае доминируют эксплицитные анахронии.


Резюмируя сказанное, можно отметить следующее: анализ текста мемуарных произведений демнстрирует принципиальные особенности его субъектной и временной организации, которые взаимно детерминируют друг друга. Текстам этого типа присуще перцептуальное время, характеризующееся многомерностью и разнонаправленностью. Одним из средств представления этого типа времени являются текстовые анахронии, которыми управляет субъект в одной из своих ипостасей. В то же время анахронии работают в качестве средства характеристики автора, так как "если он человек незаурядный, интересны его мысли, суждения, оценки, если обычный - факты и события" (В. Г. Белинский). В результате перед нами возникает субъективный и очень важный именно своей субъективностью "портрет времени", так как время, по выражению Гегеля, это мы сами.


Таким образом, можно, на наш взгляд, говорить о жанрообразующих потенциях выявленных характеристик мемуарного текста.






Рассказывание анекдота как русский лингвоспецифичный речевой жанр | Проблемные поля синергетики | Синтаксис и политика: о неполных и эллиптических предложениях | Наименования женщин по профессии в современном немецком языке | Карта сайта | Естественная письменная русская речь: проблемы изучения | К вопросу о принципах развития системы смысла | Национальная идентичность в аспекте отношений метрополии и диаспоры | Слово и дело | Топологическая модель системы смысла | Терминологический спектр стилистики художественной литературы | Интертекст и тропы | Частицы как показатель специфики внутринациональных речевых культур | Методические рекомендации к видеофильмам | Участницы(ки) Тверской конференции | Телеинтервью в дискурсе экзистенциальных ценностей | Экспрессивные формы обращения в аспекте русской разговорной речи





0.071 секунд RW2